fbpx

Дэвид Эпштейн «Широкий диапазон» — короткий обзор

Дэвид Эпштейн «Широкий диапазон» — короткий обзор

Широкий диапазон. Дэвид Эпштейн - краткий обзор

Даже если вы мало знаете о Малькольме Гладуэлле, вы, вероятно, уже много слышали об одной концепции, которую он сделал весьма популярной в своей третьей книге «Гении и аутсайдеры» — так называемом «Правиле 10 000 часов». Основная идея, лежащая в его основе, довольно проста: если вы хотите стать экспертом, вам нужно около 10 000 часов «целенаправленной практики». Чем раньше начнешь заниматься — тем раньше станешь виртуозным исполнителем. Вот и все: простой секрет мастерства.

Однако, по словам Дэвида Эпштейна, в наше время это может быть не самый разумный способ достижения успеха по жизни. Хотя он тоже считает, что получение форы и специализация в чем-то с раннего возраста иногда срабатывает — но в большинстве случаев, по его словам, это имеет пагубные последствия. И хотите верьте, хотите нет, Малькольм Гладуэлл, похоже, согласен. «По причинам, которые я не могу объяснить, — пишет он, — Эпштейну удается заставить меня полностью насладиться опытом того, когда мне говорят, что все, о чем я думал, было неправильно».

Да, пришло время снова заставить вас усомниться в вашей старой системе убеждений с помощью изумительно иконоборческого «Широкого диапазона» Эпштейна (английское название — Range). Итак, приготовьтесь узнать, почему не мастера своего дела, а мастера на все руки покорят мир!

История двух мальчиков

Центры США по контролю и профилактике заболеваний называют удар ногой по мячу и стояние на цыпочках вехами физического развития двухлетнего ребенка. Однако первый мальчик из нашей истории, в том же возрасте, уже мог использовать «клюшку размером до плеча, чтобы прогнать мяч мимо восхищенного Боба Хоупа» на национальном телевидении! В том же году он принял участие в своем первом гольф турнире и выиграл у детей намного старше его.

Уже в следующем году этот мальчик мог похвастаться результатом, о котором многие люди могут только мечтать: 48, 11 больше номинала, на 9 лунок на поле для гольфа в Калифорнии. Пять лет спустя мальчик впервые победил своего отца, хотя его отец сам был выдающимся спортсменом и играл в бейсбол в колледже как единственный темнокожий игрок на всей конференции. Отец не возражал: он уже знал, что у его сына талант, но у него также был идеальный отец, который вел его к величию.

Мать второго мальчика из нашей истории была тренером по профессии, но, что интересно, никогда не тренировала сына. Фактически, у него было вполне обычное детство, от баскетбола и гандбола до футбола и настольного тенниса. Он также занимался лыжным спортом, плаванием, борьбой и скейтбордингом.

Однажды он обнаружил, что больше любит спорт с мячом. В подростковом возрасте он начал увлекаться одним видом спорта: теннисом. Однако ему по-прежнему нравилось играть в футбол, и к тому времени, когда он бросил и этот вид спорта, большинство других детей его возраста уже давно работали с силовыми тренерами, спортивными психологами и диетологами. В конечном итоге это не имело значения: как и ребенок из первого рассказа, он тоже стал величайшим.

В 2006 году эти два мальчика впервые встретились и сразу сдружились. «Я никогда не разговаривал с кем-то, кому было так знакомо чувство непобедимости», — позже опишет эту встречу второй мальчик. Он также хорошо понимал разницу между ними. «Его история полностью отличается от моей», — добавил он позже для биографа. «Еще в детстве его целью было побить рекорд по количеству побед. Я просто мечтал хоть раз встретиться с Борисом Беккером или когда-нибудь сыграть на Уимблдоне».

И действительно — хотя успех первого мальчика был практически неизбежен, учитывая его воспитание, кажется довольно необычным, что наш второй пример был по крайней мере таким же доминирующим в выбранном им виде спорта, как и первый. Как он это сделал? Было ли это вопреки всему? Или есть что-то еще?

 

Специалисты против универсалов

К настоящему времени вы почти наверняка догадались, кем являются эти два мальчика: Тайгер Вудс и Роджер Федерер. Они являются символами, реальными воплощениями двух очень разных жизненных философий и двух совершенно разных подходов к образованию.

Тайгер Вудс, конечно же, является «архетипическим специалистом», неоспоримым доказательством правдивости правила Гладуэлла о 10 000 часов. Он «стал символизировать идею о том, что количество целенаправленной практики определяет успех — и, как следствие, практику нужно начинать как можно раньше».

Роджер Федерер, с другой стороны, «типичный универсал». Он решил сосредоточиться на теннисе только в подростковом возрасте. В отличие от Вудса, тысячи детей опередили Федерера, но по какой-то причине ни одному из них не удалось стать теннисистом №1 в мире.

Никто не станет винить вас за то, что вы думаете, что история Федерера — исключение, но, хотите верьте, хотите нет, это история Вуда. «Признанная необходимость гиперспециализации составляет основу огромной, успешной, а иногда и благонамеренной маркетинговой машины в спорте и за его пределами», — пишет Эпштейн. «На самом деле путь Роджера к спортивной славе гораздо более распространен, чем путь Тайгера, но истории таких спортсменов рассказываются гораздо спокойнее, если их вообще рассказывают».

Например, вы слышали о Василии Ломаченко, нынешнем боксере №1 в мире в категории без учета веса? Даже если да, знаете ли вы, что в детстве он отказался от бокса на четыре года, чтобы научиться традиционным украинским танцам? А как насчет Эстер Ледецка, первой женщины, выигравшей золото в двух разных видах спорта (лыжный спорт и сноуборд) на одних и тех же Зимних Олимпийских играх? Стоит ли даже напоминать вам о Леброне Джеймсе, Томе Брэди или Нике Фоулсе — все они исключительно успешны по крайней мере в одном другом виде спорта, помимо того, которым они известны?

Наконец, что вы знаете о сборной Германии по футболу, выигравшей чемпионат мира по футболу в 2014 году? Кто-нибудь сказал вам, что она состояла (почти исключительно) из поздних специалистов, которые никогда не играли за рамками любительской лиги до 22 лет или позже? Я знаю, о чем вы думаете: как такое может быть? В чем подвох? А применимо ли это и вне спорта?

 

Опыт vs результативность

С этими вопросами мы обращаемся к открытиям Гэри Кляйна и Дэниела Канемана, двух пионеров в изучении принятия решений людьми.

Кляйн годами изучал пожарных и военно-морские силы и понял, что от 80 до 95 процентов их решений принимаются «инстинктивно и за секунды». Его эксперименты обнаружили, почему и как это происходит: по-видимому, эти люди склонны распознавать повторяющиеся закономерности. Чем они опытнее, тем лучше видят закономерности, даже если они бессознательны. Таким образом, они способны выбрать общий образ действий — обычно первый, который приходит в голову.

Что-то вроде шахматистов. «Я вижу ход, комбинацию почти мгновенно», — сказал Гарри Каспаров, возможно, величайший шахматист в истории, автору этой книги, сделав ставку на то, что большинство гроссмейстеров «обычно делают ход, который приходит в голову в первые несколько секунд».

Канеман, однако, обнаружил нечто гораздо более необычное, чем это. Работая молодым лейтенантом в отделении психологии Сил обороны Израиля, он заметил, что ни он, ни его коллеги не могли правильно оценить кандидата в офицеры, сколько бы раз они ни пытались. Даже после многих лет оценки они все еще были немногим лучше, чем средний человек, гадающий вслепую. Опыт не сделал их лучше новичков; наблюдалось «полное отсутствие связи между статистической информацией и опытом».

Итак, кто был прав: Кляйн или Канеман? Неизбежно ли опыт делает человека лучше в своей области, или он не влияет на результативность после определенного момента? Чтобы ответить на эти вопросы, Канеман и Кляйн решили посотрудничать в работе над статьей в 2009 году. Что интересно, они обнаружили, что оба они были правы с самого начала.

 

Мягкая и суровая учебная среда

По сути, целенаправленное обучение и узкая специализация имеют значение, но только в определенных областях и определенных условиях обучения. В других же они являются недостатками.

Подумайте о гольфе, шахматах, игре на гитаре или программировании. Когда вы делаете ошибку во всех этих дисциплинах, вы сразу узнаете, что сделали ошибку, и пытаетесь исправить ее со второй попытки. Повторяйте это годами, и вы обязательно станете экспертом. «Сознательные» учащиеся, использующие метод проб и ошибок, преуспевают в таких обстоятельствах, когда «шаблоны повторяются снова и снова, а обратная связь чрезвычайно точна и, как правило, поступает очень быстро». Вот почему такая учебная среда называется мягкой (в книге на английском используется слово kind).

Однако это не работает в так называемой «суровой учебной среде» (wicked на английском), где «правила игры часто неясны или неполны». В таких средах «могут быть повторяющиеся шаблоны, а могут и не быть, и они могут быть неочевидными», и «обратная связь часто бывает отложенной, неточной или и то, и другое одновременно».

Подумайте о поэзии или графическом дизайне, или, что еще лучше, о политических тенденциях и рынке. Как узнать, хорошо стихотворение или нет, и правильно ли вы сделали прогноз? Еще лучше: когда вы сможете осознать свою предполагаемую ошибку в ближайшее время? Является ли обратная связь достаточно быстрой, чтобы помочь вам извлечь из нее урок? Есть ли мгновенно узнаваемые шаблоны, по которым вы можете легко исправить свои ошибки?

 

Краткое руководство для того, чтобы стать специалистом широкого профиля

Все приведенные выше вопросы, конечно, риторические, и все они составляют основу главного аргумента Эпштейна. А именно, что специализация устарела — потому что она в основном работает в тех областях, где люди, вероятно, скоро будут заменены роботами. Гораздо лучший способ добиться чего-то в мире завтрашнего дня — позволить себе стать мастером на все руки, прежде чем вы естественным образом начнете вкладывать свое время и внимание в одну конкретную дисциплину. Следующие три рекомендации должны помочь вам на этом пути.

 

№1. Эксперимент

Попробуйте все: от математики и физики до танцев и игры на гитаре! Беспорядочный путь экспериментов в конечном итоге окупается. Неслучайно нобелевские лауреаты в науке в 22 раза чаще занимаются творчеством за пределами своей области, чем их менее признанные коллеги!

Как говорит Эпштейн, «экспериментирование — это не аккуратный рецепт, но вполне обычное дело, и у него есть преимущества, и для этого требуется нечто большее, чем типичные слова из мотивационного плаката, чтобы пережить неудачу. Прорывы всегда имеют высокую степень вариативности и разброса».

Итак, тестируйте и пробуйте новые и разные вещи, постоянно создавая, производя и генерируя «артефакты». Чем больше работы вы проделаете, тем выше шансы, что вы произведете что-то бесполезное, но также тем выше шансы на прорывной успех! J

 

№ 2. Избавьтесь от чувства отставания

Обычно люди советуют другим не отставать, но Эпштейн говорит прямо противоположное: не чувствуйте себя позади, независимо от того, на каком этапе жизни вы сейчас находитесь.

Не будьте Юлием Цезарем, который заплакал, увидев статую Александра Великого в молодости. «Александр в моем возрасте покорил столько народов, а я за все это время не сделал ничего запоминающегося», — якобы сказал он. Но вскоре он стал правителем империи, даже большей, чем у Александра, и это переживание осталось в далеком прошлом.

«Сравнивайте себя с тем, кем вы были вчера, — предлагает Эпштейн, — а не с молодыми людьми, которые не являются вами. Каждый прогрессирует с разной скоростью, поэтому не позволяйте никому заставлять вас чувствовать себя позади. Вы, вероятно, даже не знаете, куда именно приведет вас ваш путь, поэтому чувство отставания ничем не помогает».

 

№3. Помните, что в специализации нет ничего плохого

Хоть ранние пташки и переоцениваются, а «умственные изыскания и личные эксперименты» являются исключительными источниками силы, не забывайте, что в специализации нет ничего плохого.

Итак, не нужно быть универсалом всю свою жизнь: как только вы поймете, чем хотите заниматься больше всего, начните специализироваться в этой области и постарайтесь быть в ней как можно лучше. Другой ваш опыт неизбежно должен помочь вам в этом начинании.

 

Напоследок

Названный «новаторским» и «неотложным», «Широкий диапазон» Дэвида Эпштейна бросает вызов понятию, которое не многие подвергают сомнению, а именно, что специализация — единственный путь к совершенству.

И Эпштейн делает это настолько убедительно, что даже основные сторонники противоположного мнения всем сердцем поддержали эту книгу.

По словам автора бестселлеров и психолога Адама Гранта, «Широкий диапазон» — это «увлекательное чтение, которое заставит вас задуматься о следующих шагах в вашей карьере и о том, как вы воспитываете своих детей». Откровенно говоря, мне это не кажется преувеличением.

 

Подпишитесь на обзор новинок

Новые обзоры лучших книг будут приходить Вам на почту, чтобы Вы не пропустили самое интересное
Поделиться
Алексей Петросянц

Маркетолог-практик, интернет-маркетолог, автор, преподаватель маркетинга в РАНХ, спикер, консультант. В маркетинге и рекламе с 2007 года. Работал в крупнейших международных компаниях с такими брендами как Mentos, Président, Galbani, NIVEA и другие.